​Ежегодный музыкальный конкурс «Евровидение», в этом году отпраздновавший 60-летие, в XXI веке превратился в дорогостоящее мероприятие; проводить его у себя в стране престижно, но финансово невыгодно. «Евровидение» — как Олимпийские игры, утверждает глава шведской делегации на конкурсе Кристер Бьоркман: «Оно построено на той же идее и ориентировано на преодоление различий». И как и в случае с Олимпиадой, поддержание этих ценностей обходится с каждым разом все дороже. Стоимость организации ежегодного конкурса может достигать $45 млн, и поскольку конкурс проводится в стране, которая победила на «Евровидении» в предыдущий год, регулярно какие-то страны отказываются от участия или по крайней мере не сильно стремятся к победе.

В этом году «Евровидение», проводившееся в Вене, пропустила Украина: бюджет Национальной телекомпании Украины (за конкурс отвечают национальные телерадиовещатели) ограничен в условиях войны на востоке страны. В прошлом году от участия отказались Сербия, Болгария, Хорватия и Кипр, в предыдущие годы на «Евровидение» не приезжали Чехия, Черногория, Венгрия, Польша, Португалия. Год назад, когда шоу проводилось в Копенгагене, в числе фаворитов была шведская исполнительница и СМИ сообщали, что Швеция не очень-то хочет выиграть, поскольку уже проводила «Евровидение» в 2013 году. Победу в итоге одержала Австрия.

«Евровидение» становится настолько дорогим, что выигрывать по несколько раз обременительно, — сказал в интервью Euronews на прошлой неделе Бьоркман. — Организация стоит много денег, и мы должны хотя бы чуть-чуть сократить расходы, потому что национальные телерадиовещатели находятся под сильным финансовым давлением». Швеция вновь проведет «Евровидение» в следующем году — в минувшее воскресенье в Вене победил шведский певец. В 2013 году, когда конкурс проходил в Мальме, шведская общественная телекомпания SVT уже сильно экономила, оценив стоимость организации в $20 млн — более чем в два раза дешевле «Евровидения» в Баку (2012 год, $46 млн) и в Москве (2009 год, $40–44 млн).

Не все из этих расходов на самом деле несут страны-хозяйки. «Евровидение» проводится под эгидой Европейского вещательного союза (EBU). Между членами организации действует соглашение о коллективных расходах на «Евровидение», и, по оценкам экспертов, «большая пятерка» (Великобритания, Франция, Германия, Испания и Италия) обеспечивают до 50% ежегодных затрат на проведение конкурса. Взамен их исполнители автоматически получают места в финале (другие пробиваются через полуфиналы). Остальное оплачивают страна-хозяйка и другие участники «Евровидения» (в виде комиссионных взносов, пропорциональных размеру национальных телерадиовещателей).

Самые дорогие конкурсы «Евровидения»

2009 — Россия (Москва) — $44 млн

Гендиректор «Первого канала» Константин Эрнст признавался, что проведение конкурса в Москве будет убыточным. Значительная часть денег ушла на строительство сцены, крупнейшей в истории «Евровидения». Сооружение весило 450 т, ширина составила 100 м.

2012 — Азербайджан (Баку) — $46 млн (около $180 млн с учетом постройки арены)

В эту сумму не входит стоимость строительства «Бакинского кристального зала» — концертного комплекса, построенного специально для «Евровидения». Арена обошлась государству в $130 млн. А по данным местной некоммерческой организации «Общественная ассоциация для содействия свободной экономике», общая стоимость «Евровидения» в Баку достигла $800 млн, включая строительство арены, дороги, соединяющей комплекс с центром столицы, новые фирменные такси и различные проекты по облагораживанию облика города.

2014 — Дания (Копенгаген) — $60 млн

«Евровидение» в Копенгагене оказалось самым расточительным в истории конкурса. Изначально организаторы обещали потратить не более $15 млн, но итоговые расходы оказались в четыре раза больше. Осенью 2014 года национальная счетная палата Дании подсчитала, что окончательные расходы составили 334 млн датских крон (около $60 млн на момент проведения шоу). В стране разразился общественный скандал, оппозиция негодовала. Организаторы признали, что более 90% перерасходов пришлось на реконструкцию бывшего судостроительного комплекса B&W Hallerne, в котором проводился конкурс.

Впрочем, как и в случае с Олимпиадой, организаторы «Евровидения» часто оправдывают непосредственные убытки от мероприятия косвенными будущими выгодами («мультипликативный эффект»), например, от обновления городской инфраструктуры или повышения международной значимости «бренда» города/страны. В 2013 году Шведская организация по туризму утверждала, что Мальме — город с населением 300 тыс. человек — во время «Евровидения» посетили 48 тыс. туристов плюс 1,7 тыс. журналистов. Город стал более узнаваемым, и общий поток туристов увеличился.

Международный интернет-ресурс BusinessesForSale.com, размещающий объявления о покупке/продаже бизнеса, в 2012 году заключил на основании всплесков пользовательской активности на своих национальных порталах, что проведение «Евровидения» повышает инвестиционную привлекательность страны.

«Евровидение-2015» обошлось Австрии в €36,7 млн (из них €11,7 млн потратили власти Вены — на реконструкцию арены и различные услуги), но Вена считает, что конкурс фактически окупился. По предварительной оценке Института передовых исследований Вены (IHS), общий экономический эффект для Австрии от проведения конкурса составил €38,1 млн, из которых €27,8 пришлись на экономику столицы. В том числе налоговый эффект мероприятия составил €16 млн.

При участии Олега Макарова 

Нет меток для данной записи.

Эта запись была опубликована 26.05.2015в 23:08. В рубриках: Без рубрики. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить свой комментарий или трекбек со своего сайта.

Оставьте свой комментарий

Примечание: Осуществляется проверка комментариев, и это может задержать их публикацию. Отправлять комментарий повторно нет необходимости.