Ревизия трагедии: почему Польша пересматривает версию гибели Качиньского

Польша пересматривает версию гибели президента Качиньского под Смоленском в 2010 году. Министр обороны страны назвал крушение самолета терактом, хотя три комиссии до этого отрицали взрыв на борту

«Жертвы терроризма»

Крушение самолета польского президента Леха Качиньского под Смоленском (катастрофа произошла 10 апреля 2010 года) министр обороны Польши Антоний Мацеревич назвал «актом терроризма».​ Такое заявление чиновник сделал еще в субботу, но в Москве на него обратили внимание только два дня спустя.

«Стоит вспомнить, что мы были первыми жертвами терроризма в 1930-е годы, и в Смоленске, можно сказать, мы были первой жертвой терроризма в современном конфликте, который разворачивается на наших глазах», — цитирует польский телеканал TVN24 выступление министра на антитеррористической конференции в Варшаве. По мнению Мацеревича, не существует никаких сомнений в том, что то, что произошло в Смоленске, имело целью лишить Польшу руководства, «которое привело народ к независимости».

На протяжении всех шести лет с момента трагедии Мацеревич был убежденным сторонником версии, что самолет президента взорвался в воздухе, а не разрушился при столкновении с землей. В 2011 году Мацеревич, тогда член парламента от находившейся в оппозиции партии «Право и справедливость» (PiS), возглавлял комиссию сейма по расследованию причин катастрофы. Ее выводы подтверждали версию Мацеревича, но противоречили официальному расследованию, которое вели власти Польши. После победы PiS на парламентских выборах в октябре прошлого года Мацеревич занял пост министра обороны и почти сразу же объявил, что будет добиваться пересмотра результатов работы правительственной комиссии. В феврале расследование было возобновлено, а в апреле, в шестую годовщину трагедии, его результаты должны быть обнародованы.

Три расследования одной катастрофы

Президентский самолет Ту-154 потерпел крушение при посадке на аэродром Смоленск-Северный. На борту самолета находились 96 человек, все они погибли. Среди жертв авиакатастрофы был президент Качиньский с супругой, представители высшего военного командования Польши, депутаты сейма, представители правительства, общественные и религиозные деятели, которые летели в Катынь по случаю траурных мероприятий, посвященных 70-й годовщине расстрела НКВД взятых в плен польских офицеров.

После авиакатастрофы для проведения независимого расследования причин случившегося российской и польской сторонами был выбран Межгосударственный авиационный комитет (МАК). Согласно выводам МАК, причиной крушения президентского самолета стал отказ экипажа выбрать другое место для посадки, даже несмотря на то что капитан заранее получил информацию о плохих погодных условиях. Кроме того, МАК удалось установить, что в кабине пилотов находился командующий польских ВВС Анджей Бласик, который, предположительно, требовал от экипажа садиться в Смоленске.

В Польше изучение обстоятельств катастрофы взял на себя Национальный комитет по расследованию авиационных происшествий во главе с министром внутренних дел Ежи Миллером. В июле 2011 года комитет Миллера представил доклад, в котором утверждалось, что причиной крушения стал спуск самолета ниже разрешенной минимальной высоты, в результате чего самолет врезался в дерево и рухнул на землю. В выводах комиссии подчеркивалось, что взрыва на борту самолета не было.

Парламентскую комиссию под руководством Мацеревича такой вывод не устроил: ее эксперты пришли к выводу, что повреждения одного из крыльев самолета не могли быть получены от столкновения с деревьями. Комиссия высказала гипотезу, согласно которой на борту еще до удара о землю мог произойти взрыв в фюзеляже, жертвами которого и стала большая часть пассажиров. Еще один взрыв, в президентском салоне, по версии комиссии Мацеревича, произошел уже после удара самолета о землю. Эту гипотезу, по их мнению, подтверждали следы высокой температуры на обломках самолета, а также расположение этих обломков на месте крушения.

В августе 2011 года расследование авиакатастрофы под Смоленском было возобновлено. В апреле 2014 года глава окружной прокуратуры Варшавы Иренеуш Шелонг исключил, что на борту Ту-154 находились взрывчатые вещества, а в марте 2015 года военная прокуратура Польши предъявила заочные обвинения двум диспетчерам аэропорта Смоленска в «неумышленном доведении до авиакатастрофы». Но и тогда польская сторона отмечала, что главной причиной катастрофы стали действия экипажа.

Политическая версия

Возвращение во власть соратников Качиньского означало и пересмотр официальной версии. Еще в феврале при возобновлении расследования Мацеревич, ссылаясь на данные Государственного следственного комитета, говорил о том, что самолет разрушился на высоте примерно 15–18 метров над землей. Брат погибшего президента и лидер PiS Ярослав Качиньский требовал не только расследования причин аварии, но и расследования причин «ошибок», которые якобы допустила комиссия Миллера. Председатель новой комиссии Вацлав Берчинский заявил, что предыдущий состав экспертов использовал только те материалы, которые вписывались в их финальный отчет. Тогда же власти Польши заявили о планах обратиться в Европейский суд по правам человека для того, чтобы заставить Россию передать польской стороне обломки самолета.

Москва сама отчасти спровоцировала появление альтернативных версий крушения, не передав польской стороне обломки самолета, считает старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Вадим Волобуев. Российские власти объясняют, почему фрагменты фюзеляжа так и не переданы польской стороне, тем, что расследование обстоятельств катастрофы в России до сих пор не закончено, а польские эксперты получили возможность в течение шести недель работать с обломками. Последний раз вопрос о передаче фрагментов корпуса самолета поднимался в этом январе. «Если россияне удерживают обломки так долго, значит, это элемент какой-то политической игры», — говорил министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский. На это МИД России ответил заявлением, в котором указывалось, что «следственные органы Российской Федерации продолжают расследование уголовного дела, возбужденного по факту авиакатастрофы, в рамках которого фрагменты авиалайнера являются вещественными доказательствами».

По словам Волобуева, Мацеревич еще с момента его назначения главой парламентской комиссии по расследованию был убежден, что самолет был взорван, а результаты работы комиссии Миллера для него не имели никакого значения. В адрес экспертов, работавших в комиссии Мацеревича, в Польше звучала критика — в частности, в связи с тем, что они не были на месте крушения и лишь изучали материалы, собранные их коллегами. Тем не менее Волобуев считает, что от польского руководства следует ждать дальнейших шагов по поводу расследования, и, возможно, попыток вовлечь европейские структуры. В любом случае, положительно на отношениях двух стран заявления, подобные сегодняшним словам польского министра, не скажутся, заключает эксперт.

Мацеревич уже получил от российского Следственного комитета звание «нового лидера» в «гонке по самым нелепым и глупым заявлениям», а пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков назвал высказывания министра «огульными». Пресс-секретарь посольства Польши в Москве Бартош Чихоцкий не смог прокомментировать заявление главы Минобороны страны.

Нет меток для данной записи.

Эта запись была опубликована 15.03.2016в 00:39. В рубриках: Без рубрики. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить свой комментарий или трекбек со своего сайта.

Оставьте свой комментарий

Примечание: Осуществляется проверка комментариев, и это может задержать их публикацию. Отправлять комментарий повторно нет необходимости.