В ноябре прошлого года Россия обратилась в Гаагский окружной суд за отменой решения Международного арбитражного трибунала в Гааге по делу ЮКОСа, присудившего бывшим акционерам нефтяной компании $50 млрд компенсации. Это единственная оставшаяся у России возможность отменить компенсацию правовым способом. Окружн​ой суд не может пересмотреть решение международного арбитража по существу, только на основании процедурных нарушений или юрисдикционных несоответствий. Поэтому защита России сделала ставку на ряд формальных аргументов, в том числе довод о серьезном нарушении арбитражной процедуры.

Россия утверждает (см. февральский материал РБК), что гаагские арбитры не выполнили свой мандат лично и нарушили профессиональную этику, поскольку существенный вклад в разбирательство внес канадский юрист Мартин Валасек, формально выступавший всего лишь как помощник суда. Кроме того, Валасек уже долгое время работает в той же юрфирме (Norton Rose / Ogilvy Renault), в которой до конца 2011 года работал председатель третейского суда по делу ЮКОСа — 79-летний канадский арбитр Ив Фортье. Иными словами, Россия подозревает, что Валасек неслучайно мог сыграть в рассмотрении дела гораздо более важную роль, чем просто роль помощника суда.

Подозрения России попыталась использовать в своих интересах «братская» Венесуэла, с которой частные инвесторы ведут споры в международном арбитраже ICSID при Всемирном банке. Арбитром в этих спорах выступает тот же канадец Ив Фортье — Венесуэла обвинила его в нарушении принципа «независимости и непредвзятости» арбитра. «Боливарианская республика» ссылалась на российское ходатайство в окружной суд Гааги в качестве доказательства профессиональной ангажированности Фортье и добивалась его дисквалификации в двух арбитражных процессах. Истцы — американская нефтяная компания ConocoPhillips в одном случае и две венесуэльские «дочки» американского производителя емкостей из стекла Owens-Illinois — в другом.

ICSID отказал Венесуэле в обоих случаях (соответствующие решения были вынесены 16 июня и 1 июля 2015 года, РБК их изучил). Но в судебных документах присутствуют показания Фортье, которые косвенно отвечают на претензии России, а потому сохраняют актуальность и для текущего процесса в окружном суде Гааги.

Конфликт интересов

Венесуэла в 2007 году национализировала доли ConocoPhillips в трех нефтедобывающих проектах в нефтеносном поясе Ориноко (первый иск), а в 2010 году экспроприировала два стекольных завода Owens-Illinois (второй иск). Защита Венесуэлы пыталась дисквалифицировать Ива Фортье, который в обоих процессах выступает как арбитр, назначенный стороной истца.

Венесуэла еще в октябре 2011 года подала первый протест на участие Фортье в деле ConocoPhillips, сославшись на длительные отношения арбитра с Norton Rose, которая в том же году объединилась с канадской юрфирмой Macleod Dixon — та неоднократно представляла в судах интересы противников Венесуэлы (в том числе юристы Macleod из Каракаса работали на Conoco по другим делам). Ходатайство об отводе судьи было отклонено. Но в феврале 2015 года Венесуэла вернулась к этому вопросу в свете новых обстоятельств, якобы подтверждающих сохраняющиеся «профессиональные и эмоциональные» связи Фортье с Norton Rose. Обстоятельства эти Венесуэла обнаружила в ходатайстве России по делу ЮКОСа, точнее в публикациях правового издания Global Arbitration Review в конце января 2015 года (как раз эти публикации и вынудили Минфин России обнародовать полный текст ходатайства).

В одной из статей Global Arbitration Review, посвященных разбору российских аргументов, ставился вопрос «Был ли помощник суда четвертым арбитром в деле ЮКОСа?». А в самом ходатайстве Россия обращает внимание на то, что Мартин Валасек выставил счет за 3 тыс. часов работы по делу ЮКОСа, причем 87% этого времени он потратил в ходе рассмотрения дела по существу. Председатель коллегии Фортье на той же стадии процесса потратил на 40% меньше рабочих часов, чем Валасек.

Заочный ответ России

Фортье в письменных ответах на претензии Венесуэлы заочно отвечает и на подозрения России.

В одном из писем (февраль 2015 года) Фортье отмечает, что заблаговременно предупреждал своих соарбитров, что после ухода из Norton Rose в 2012 году он будет продолжать прибегать к помощи отдельных сотрудников юрфирмы «по некоторым делам, в которых выступает арбитром». В качестве примеров такой ассистентской работы он приводил роль «административного секретаря» или «помощника трибунала» (как Валасек в деле ЮКОСа).

В другом письме (апрель 2015-го) Фортье подчеркивает, что не собирается в арбитражном процессе с Венесуэлой непосредственно оспаривать российские претензии по другому делу. Но отмечает, что Валасек был назначен помощником трибунала по ЮКОСу в 2005 году, когда они вместе работали в Ogilvy Renault (впоследствии ее купила Norton Rose), и это «информация, которая ранее уже была раскрыта публично». Валасек был назначен помощником трибунала «с согласия коллег-арбитров и сторон процесса», и он исполнял предписанные ему обязанности до 18 июля 2014 года, когда было вынесено окончательное решение по делу ЮКОСа.

Сам Фортье ушел из Norton Rose в начале 2012 года, однако, по его словам, «имелся практический (и финансовый) смысл в том, чтобы господин Валасек, который к тому моменту уже шесть лет помогал трибуналу по ЮКОСу, оставался в той же должности до окончания процесса». В качестве помощника суда Валасек почти десять лет выполнял различные задания, которые поручал суд, в том числе «обобщение свидетельских показаний, изучение специфических правовых вопросов, организация массивов судебных документов». По любым меркам дело ЮКОСа было «колоссальным арбитражным разбирательством», отмечает Фортье, — например, только для 21-дневных слушаний по существу стороны представили более 4 тыс. страниц письменных документов, а протоколы слушаний заняли более 2,7 тыс. страниц. То есть у Валасека было объяснимо много работы.

Валасек не принимал участия и не играл никакой роли в принятии решений арбитражного суда, уверяет Фортье, заочно споря с российской стороной. Начиная с 1 января 2012 года Валасек напрямую выставлял счет Постоянной палате третейского суда в Гааге за выполняемую работу в качестве помощника по судебному процессу.

Председатель административного совета ICSID Джим Ен Ким (по совместительству — президент Всемирного банка), принимая решение отклонить просьбу Венесуэлы, посчитал, что «доказательств того, что господин Валасек вышел за пределы заявленной роли, нет». Предположения России о том, что Валасек действовал как «четвертый арбитр» в гаагском процессе по иску ЮКОСа, «недостаточны для того, чтобы продемонстрировать степень вовлеченности господина Валасека в арбитражное разбирательство по ЮКОСу», говорится в решении от 1 июля.

Публичные слушания по ходатайству России в окружном суде Гааги ожидаются в начале 2016 года. 

Нет меток для данной записи.

Эта запись была опубликована 13.07.2015в 06:51. В рубриках: Без рубрики. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить свой комментарий или трекбек со своего сайта.

Оставьте свой комментарий

Примечание: Осуществляется проверка комментариев, и это может задержать их публикацию. Отправлять комментарий повторно нет необходимости.